партнеры
ПРЕССА

Н. Каминская, «После реставрации»,
«Культура», 31января- 6 февраля 2008 года

«Отцы и дети»

    «Время действия здесь вроде бы не имеет значения. Простые белые скамейки образуют на пустой сцене выгородки и лабиринты, беспрестанно кружатся на поворотном круге, вовлекая в это кружение героев. Белый цвет и скрещенные перекладины спинок (художник Степан Зограбян) напоминают мир не только тургеневских, но и чеховских усадеб, да и чудом уцелевшие среди евростроительства нынешние старые дачи приходят на ум. А молодые люди, Аркадий - А. Камендов и Евгений - С. Вихрев, врываются на кирсановскую территорию, будто только что из ночного клуба: в рэперских штанах, майках и наушниках. Музыка из плеера грубо взрезает только что звучавшего здесь Шуберта… Кантилену Шуберта повторяют в манере двигаться и говорить братья Кирсановы, нездешнее деликатный и добрый Николай - А. Межов и жесткий, самолюбивый Павел - В. Бобров. Базаров же, не желающий их слушать, «закрывается» наушниками…


Н. Крайнева, «Это наша история»,
«Вологодские новости, 12-18 декабря 2007 года

«Счастье моё…»

    «Вообще эпоха - она и есть главный действующий герой спектакля. Её режиссер-постановщик н.а. РФ Борис Гранатов и художник-постановщик Степан Зограбян смогли дать почувствовать зрителю через звуки той самой популярной еще в довоенные годы песни, начинавшейся словами «Счастье мое я нашел в нашей дружбе с тобой…» и, конечно, через сценическое оформление спектакля. Этот металлический задник, на котором еще сохранился главный лозунг войны «Всё для фронта - всё для победы!!, эта убогость Викиной каморки - сегодня девушка в ней живет, а завтра ее может сдуть жестокий ветер времени, эти искусственные пальмы, обмотанные проволокой… Все рождает ощущение непрочности бытия и неустроенности быта»…


В. Захаров, «Танцевать - так с королевой!»,
«Русский север», 21 ноября 2007 года:

«Счастье моё…»

    «10 ноября на премьере спектакля «Счастье моё…» (автор пьесы Александр Червинский, режиссер постановки народный артист РФ Борис Гранатов) актерскому квартету в жестких условиях классического «триединства» - времени, места и действия - удалось, на мой взгляд, убедить зрителей в реальности и достоверности событий, разыгранных на сцене.… Морозной ночью послевоенного 1947 года морячок Сенечка провожает домой вчерашнюю школьницу Вику. Герой в растрепанных чувствах - буквально на глазах подруга ушла с другим. Девушка пытается его развеселить и утешить. Тривиальная история, однако, оборачивается затем страстями сродни шекспировским….»


Ксения Хромова из газеты «Подиум», №5, октябрь 2007 г.
«Бег Булгакова» на фестивале «Голоса истории»

    За тёмной сеткой, как за сонной дымкой, открылась внутренность монастырской церкви, скупо освещённая свечками, послышался глухой хор монахов. Тут скрываются от опасностей революции молодая дама Серафима в исполнении заслуженной артистки РФ Елены Авдеенко, приват-доцент Голубков, которого сдержанно и чуть иронично играет Сергей Вихрев. Кто-то ещё лежит, накрытый одеялом. Осторожно ходят монахи.
    В это полутьме внезапно появляются красноармейцы со слепящими глаза фонарями. Они «распечатывают» второй ярус, смело срывая натянутые полотна. Предстаёт страшная, неуютная картина: огромный маховик-колесо, виселица, чёрные металлические лестницы. Отсюда, с высокого стула-трона, будет взирать на нас жестокий висельник и безнадёжно больной человек – генерал Хлудов артиста Эдуарда Аблавацкого … Это и есть пространство русской революции, судьбы русских беглецов, созданное фантазией художника-постановщика Степана Зограбяна. Сама Пятницкая башня подыгрывает художнику, подарив декорации ещё один смысл: её белый силуэт – символ разрушенной России. Трагическая Россия и колесо бега – от неё, за неё, в никуда.
    Постановка Бориса Гранатова затягивает нас в трагический балаган, в атмосфере которого артисты существуют азартно, энергично. Шумная разноцветная толпа «проституток-красавиц», турков, собравшихся на тараканьи бега, моряков взрывает пространство оперными ариями. Словно огнедышащий дракон, выпускает пламя изо рта факир (Олег Гурьянов). Заслуженная артистка РФ Валентина Бурбо в роли ресторанной дивы исполняет пронзительные романсы, заставляющие ностальгически вздохнуть о России, «которую мы потеряли». Бег, начавшийся в 20-е годы. Закончился ли он сейчас? Или так и продолжают бежать по миру русские певцы, коммерсанты и офицеры? Вы знаете ответ?
    Одна из сцен сыграна с особенной актерской свободой – это карточный поединок генерала Чарноты и пушного «короля» Корзухина в темпераментном исполнении заслуженных артистов РФ Олега Емельянова и Вячеслава Теплова.
    Спектакль движется к финалу. Доносящееся из мусульманского минарета пение муэдзина звучит как рифма пению православных монахов в начале. Окончен бег. Серафима и Голубков возвращаются на родину. Что их ждёт? Пока только камера… Площадка сцены гаснет, снова всё словно покрывается серой вуалью. Остаётся впечатление гипнотического сна, который мы сейчас пережили все вместе.


Ольга Олевская из журнала «Восемь», №6, сентябрь 2007 г.
«Булгаков – Гранатов – Фестиваль»

    …Первоначальное название пьесы «Рыцарь Серафимы» послужило ключом к решению спектакля. Именно через восприятие Голубкова, верного рыцаря любимой женщины, высокообразованного, интеллигентного человека и показаны все события. «Из всех героев «Бега» Голубков больше похож на лирического героя творчества Михаила Булгакова этой поры, в частности на Николку из «Дней Турбинных», - как сказал в одном из интервью режиссёр спектакля Б.Гранатов. В связи с этим в спектакле появился пролог: Голубков вернулся из эмиграции в Россию и «до выяснения обстоятельств» содержится в заключении. Так же, как и его возлюбленная – Серафима Корзухина. Интересно, что все монологи Голубкова в прологе взяты из булгаковских произведений. В снах-воспоминаниях Голубкова мелькают эпизоды недавней жизни, места и люди, с которыми его свела судьба на трудных дорогах гражданской войны: Крым, Константинополь, Париж, монахи, турки, будёновцы, белые офицеры. Всё действие в спектакле происходит на стыке реальности и ирреальности, и это очень по-булгаковски.
    …Голубков в исполнении Сергея Вихрева – это человек, созданный для мирной жизни, романтик, попавший не по своей воле в водоворот истории. Он совсем не воин, в отличие от генералов Хлудова и Чарноты – персонажей, которых многие зрители хорошо помнят по фильму А. Алова и В. Наумова «Бег», благодаря ярким, талантливым работам В. Дворжецкого и М. Ульянова. В это есть определённая трудность для артистов, исполняющих роли генералов. «Не боитесь сравнения?» - такой вопрос просто витает в воздухе. Но, во-первых, театр и кино – совсем разные виды искусства. Во-вторых, и Хлудов (Эдуард Аблавацкий), и Чарнота (заслуженный артист РФ Олег Емельянов) в спектакле совсем другие, чем в фильме. Как, впрочем, и в пьесе. В новом сезоне зрителям ещё предстоит оценить трактовки этих образов…
    …Как почти во всех спектаклях Бориса Гранатова, в «Беге Булгакова» много музыки, эффектных пластических сцен… Специально для нового спектакля музыкальный руководитель театра Лариса Васильева написала романсы на стихи Игоря Северянина. Их с блеском исполняет заслуженная артистка РФ Валентина Бурбо.


В. Захаров «Король Лир» из Замоскворечья»,
«Русский север», 18-24 апреля, 2007г.:

«Свои люди - сочтемся!»

    «Режиссер вполне бережно отнесся к первоисточнику, только вместо одного мальчика Тишки появляются сразу три парнишки в одинаковых серых одеждах( А.Ефремов, И. Греднев, А. Камендов). В сцене первого монолога Липочки они поочередно исполняют роли благородного кавалера, военного, учителя танцев. Потом эти ребята еще не раз появятся на сцене, разыграв все монологи, которые автор написал для Тишки, а к концу спектакля трансформируются в трех лощёных телохранителей и станут очень выразительными символами нового времени… Хорош весь актерский ансамбль. Мы действительно увидели ансамбль, в котором каждый точно и чисто ведет свою партию…»


С. Шатровская, «Свои люди - сочтемся!»,
«Страстной бульвар, 10» № 1-101/ 2007 г.

«Свои люди - сочтемся!»

    «Режиссер- постановщик А. Каневский сознательно перенес время действия в конец 19-го- начало 20-го века. Он рассказывает историю о том, как старые правила, по которым жило купечество, перестают действовать, как на смену им приходит эпоха бесправия и произвола. В первом действии замысел художника- постановщика С. Зограбяна предполагает погрузиться в атмосферу Замоскворечья. Глубину сцены отделяет от нас огромный задник-постер - копия картины Б. Кустодиева «Купчиха за чаем». Сама сцена является частью декорации. Покрытый белым линолеумом пол-столешница. А на ней яства, сделанные в виде плоских фанерных ставок. «Купчиха» олицетворяет мечту молодого приказчика Лазаря Подхалюзина принадлежать миру богатых дельцов. Для него Липочка - так же неприступна, как настенная «Купчиха»…


Виктор Захаров из газеты «Русский Север», 11 июля 2007 г.
«Тараканьи бега у Пятницкой башни»

    …сценическая версия «Бег Булгакова» по мотивам произведений Михаила Булгакова в постановке заслуженного деятеля искусств РФ Бориса Гранатова, художественного руководителя Вологодского театра для детей и молодежи, показалась предельно реалистичной. Даже, несмотря на подзаголовок «восемь снов», мистические намеки флейты в руках солдата-призрака, наигрывающего мелодию «про разбойников и Кудеяр-атамана» и таинственные «пасы» фонарём в темноте горбуна в монашеском одеянии.
    Трагедия гражданской войны, противостояние двух миров – уходящего и нарождающегося – показаны сквозь субъективную призму личных впечатлений героев. Превратности судеб приват-доцента Сергея Голубкова (Сергей Вихрев) и его возлюбленной Серафимы Корзухиной (заслуженная артистка РФ Елена Авдеенко), подхваченных враждебными вихрями всеобщего Бега, уложены в сны, что видит Голубков, вернувшийся в Россию, в камере ГПУ.
    Сон с первого по четвёртый: на сцене за чёрной стеной – символической тюремной решёткой – бурлит Крым, где в октябре-ноябре 1920 года схлестнулись Белая гвардия и Красная армия…
    …В снах с пятого по восьмой крутится на сцене символическое огненное колесо, перемалывающее судьбы эмигрантов: жизнь кипит – сначала в Константинополе под заунывно однообразную восточную мелодию, затем – в Париже…
    …в беззаботно-шумной атмосфере балаган авторам спектакля удалось сформировать и донести до зрителя пронзительно щемящую мысль о беззащитности творческой личности, интеллигента в современном мире. Ведь и прототип главного героя пьесы – Михаил Булгаков в полной мере испытал на себе все его «особенности». Достаточно напомнить, что пьесу «Бег» Михаил Булгаков перерабатывал неоднократно, но при жизни автора она так и не увидела свет. Приват-доцент Сергей Голубков, одолев все преграды, вернулся на Родину, а попал в тюремную камеру…
    Остаётся добавить, что слаженный ансамбль актёров Театра для детей и молодежи вдохновляла музыка Дж. Верди, Ш. Гуно и Ф.Листа, романсы Л.Васильевой на стихи И. Северянина блестяще исполнила заслуженная артистка РФ Валентина Бурбо.


Ирина Купцова, Мы все когда-то были птицами, «Красный север»,
22 февраля, 2007 года
«Как в лучших домах Филадельфии!»

    Страшно стало жить в нашем мире - в мире, в котором соседи по этажу едва ли знают друг друга в лицо. Где на глазах могут избить человека, и никто не вступится. В мире, в котором никому никого не жалко, потому что никому ни до кого нет дела. Спектакль «Как в лучших домах Филадельфии!», поставленный по пьесе драматурга Андрея Кутерницкого «Нина», как раз об этом. Несмотря на то, что произведение было создано несколько десятилетий назад. сегодня его проблематика «заострилась» еще больше.«Каждый сам за себя», «спасение утопающих - дело рук самих утопающих» - вот девизы наших дней… Такова философия и крупного предпринимателя Бориса Григорьевича Желвина (Олег Емельянов, Александр Жильцов), чувствующего себя хозяином жизни.

    Совсем другая его дочь Нина. Она не ценит богатую квартиру с джакузи. Нина - настоящая. У нее есть душа, и эта душа болит…


страница    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15