партнеры
ПРЕССА

Надежда Стоева
Из блога журнала «Петербургский театральный журнал», 24 апреля 2012 г.

«Кораблекрушение»

    Текст Драгунской — насыщенный, интересный, напичканный символами и образами. Тут и старый заброшенный дом, и сплетенные ветки шиповника и жасмина, и «лохматые тропинки», и страшный лес, и маяк, и «ушедшее море», и загадочная картина, и гнездо Синей птицы. Хочется слушать и слушать. Ремарки дают необходимый подтекст словам и поступкам героев. Так мы узнаем, что Аня не тот ребенок, которого ждали, а Человек — просто человек: курит трубку, пьет чай, переживает трагедию.

    Отказаться от ремарок значит обескровить историю, и режиссер оставляет их в спектакле, дав актерам в руки листы с текстом, как будто это читка... Да, тут хочется ловить каждое слово и наблюдать, как создается волшебство из подручных средств.

    Циркулярная пила — это крутящееся велосипедное колесо, в спицы которого кидают клочки бумаги, гремящая в стакане ложечка — колокольчики с удочки, бусина — прозрачный темно-янтарный шар. Перегруз символами и интригующая недоговоренность сюжета заставляют следить очень внимательно за происходящим на сцене. Здесь детство волшебно и удивительно, и опасно, но не для детей. Прибывший неизвестно откуда Человек подружился с девочкой Аней, рассказал, что он собирается найти старый маяк как доказательство того, что здесь, в поселке Кораблёво, а на самом деле Корабелово, было когда-то море. Попутно человек восстанавливает свой старый дом, вешает картину, на которой — то ли лес, то ли море, то ли город. А еще на ней можно увидеть женщину, которая умерла. Мама Ани знает этого Человека и хочет избавиться от него, тем более что внезапная дружба Человека с девочкой вызывает различные толки. В итоге маяк найден, но про него никому не рассказывают, а родня Амаранты, подружки Ани, избивает Человека и поджигает его дом. Человек уходит, а девочки то ли пропадают, то ли вырастают. Режиссеру хватает силы воли на протяжении всего спектакля отказываться от буквального воплощения символов, и только в финале появляется Синяя птица: актриса, играющая Аню, в балетных пуантах и синем, как будто состоящем из перьев, балахоне проплывает по сцене.

    Аня (Алена Данченко) — смешливая и слегка наивная, Амаранта (Виктория Парфеньева) — грубовата и простовата, но зато так убедительна. Это совершенно точно городская и деревенская девочки. Их дружба удивительна: они так не схожи. А дружба девочек с Человеком (Эдуард Аблавацкий) — взрослым дядькой с бусами на шее — загадочна. Поддавшись обаянию персонажа, и мы начинаем доверять этому слегка полноватому и чаще всего грустному человеку. Он не просто подыгрывает девочкам, преследуя какие-то свои цели, он желает дружбы и доверия. Важно, что Человек не врет, и если он дал честное слово, значит, так оно и есть. «Почему, когда говоришь правду, никто не верит?» — не риторический вопрос этого спектакля. Потому что правда оказывается более фантастической, чем можно было себе представить. Важно чтобы во взрослом человеке мы увидели не враля, а выдумщика, который так верит, в свои фантазии, что они реализуются…


Из «Новой газеты» (г.Рязань) от 19 апреля 2012года,

«Человек непознанный»

    …И самые тёплые отклики получил «Старший сын» Вологодского ТЮЗа. Лёгкость жизни почувствовал в этом спектакле известный театральный критик, член экспертного совета «Золотой маски» Олег Лоевский:
– Казалось бы, что сюжет «Старшего сына» настолько ясен, закончен и хорошо всем знаком, что у него нет трактовок. Но каждый раз появляются всё новые спектакли, идеи, которые вступают во взаимоотношение с новым временем. Спектакль Володского ТЮЗа – это хорошо сыгранная комедия положений. В этой системе главным становится ритм действия. В спектакле подкупает способность (утраченная многими актёрами) существовать автоматически, без внутренних оценок, без рассиживания на быте. Всё очень быстро, энергично, захватывающе и при этом наполненно! В результате возникает лёгкость жизни, которая умнее всех думающих о ней и мудрствующих.


Виктория Смирнова
Из газеты «Красный Север», №50 (26830), 21 марта 2012 г.

«На премьере мюзикла «Алые паруса» плакали даже мужчины»

    «На сцене – настоящая музыкальная феерия. Сказочному миру Александра Грина противопоставлена жёсткая реальность, которая не терпит мечтающих о чистой любви, и пытается им навязать свои правила жизни.
    Уже в первом действии ощущаешь на спине мурашки. Музыка Максима Дунаевского и блистательное исполнение вокальных партий оставляют это тревожное ощущение до конца спектакля. Но всё же юная Ассоль (Алёна Данченко) встретит своего капитана Грэя (Виктор Харжавин), потому что даже в несовершенном мире любовь может изменить серость жизни и раскрасить её алыми красками надежды. Финальную песню дружно подхватили зрители. А когда на сцене и над залом ветер надул алые полотна парусов, слёз не сдерживали даже мужчины. Возможно, потому, что Борис Гранатов своей постановкой напомнил, что в юности все мы были романтиками, твёрдо веря, что «любить – значит жечь корабли и мосты», но в какой-то момент смирились с реальностью, и наши мечты разбились о рифы обыденности. А может, потому, что, несмотря ни на что, мы всё же не разучились мечтать?..


Светлана Шатровская
Из журнала «Страстной бульвар, 10», №8-138/2011 г.; Лица

«Правда и поэзия» (творческий портрет Бориса Гранатова)

    На сцене Вологодского театра для детей и молодежи 16 апреля состоялся праздничный вечер «Нам 100 лет!..», посвященный 35-летию театра и 65-летию его художественного руководителя, народного артиста России Бориса ГРАНАТОВА.
    …Режиссура Гранатова тяготеет к условно-эстетическому театру, к стилизации, к образному прочтению драматургии, в которой главным становится поэтическая театральность. Его спектакли рождаются из визуального образа, где важны знак, символ, при этом не отменяется психологизм, подчиненный живописно-декоративному началу. Спектакли Гранатова - фантазия, карнавал, атмосфера таинственности, но в то же время им присуща четкость, концептуальная ясность. Режиссер выражает собственное отношение к миру, к человеку, в этом мире живущему, к искусству, которое он создает, поражая глубиной прочтения драматургии.
    Для сложившегося мастера, каким является Гранатов, главное удовольствие и принцип - это работа с классикой, с вечными сюжетами, непреходящими вопросами. Своими спектаклями он доказывает, что нет сегодня живого ощущения классики без сдвига в ее восприятии, как и не может быть полноценного ее прочтения без родства с нею. Обращение режиссера к драматургии А.П.Чехова на разных этапах творческого пути доказывает, что этот автор для него глубоко принципиальный. Гранатов расширяет чеховские смыслы новыми содержательными мотивами, вырывается за рамки текста, вводит их в новую плоскость, гармонично вписываясь в общетеатральный контекст…
    …В спектаклях, поставленных Б.Гранатовым за последние пять лет, отчетливо просматривается репертуарная политика Театра для детей и молодежи, направленная на воспитание подрастающего поколения. Это личный ответ режиссера в сегодняшних поисках «национального достояния». Как художественный руководитель театра, он выбирает для своих постановок тот драматургический материал, в котором, в первую очередь, поднимаются нравственно-этические вопросы. Будь то пьесы классиков или современных драматургов.
    К X Международному театральному фестивалю «Голоса истории» Б.Гранатов ставит «...Забыть Герострата!» Гр.Горина (2010). В 1986 году на сцене театра им уже была осуществлена постановка этой пьесы. Тот спектакль был создан как политический памфлет середины 80-х. Сегодня Гранатов поставил иной спектакль, сместив жанровые акценты. Вновь обращаясь к этому материалу, Гранатов еще теснее соединил трагическое событие античности с нашими днями, с их терактами, политическими провокациями, как повторение событий истории, превратив их в фарс. На первый план выходит извечная тема - закон, власть и человек. Режиссер обличает степень разложения режима, деградацию государственной идеи. В этом ярком театральном спектакле оживает атмосфера нешуточной борьбы между стремлением к власти с бескомпромиссностью, где честность и справедливость не в силах отстоять свои права.
    Тема непонимания между юным поколением и взрослыми, растрачивающими свои физические и душевные силы на собственный успех и благополучие, раскрыта Гранатовым в недавней премьере «Сыроежки. Кораблекрушение». Сцена Вологодского театра для детей и молодежи стала дебютной площадкой для литературного сценария Ксении Драгунской, Работая с авторским текстом, Гранатов не выкинул из него ни строчки - художественная поэтичность ремарок значима не меньше, чем реплики. Режиссура Гранатова - это стихия нарочитой театральности, игрового театра: игра отношений, игра интонаций. В «Кораблекрушении» режиссер верен своей излюбленной форме - «театру в театре», где артисты будто бы репетируют пьесу: то читают с листа, отыгрывая реакцию зрителя, то погружаются в сюжет и в драматические характеры…
    …В организации материала у Гранатова видно стремление к знаковости, к обострению образности, к их четкой фиксации. В его спектаклях знаком может стать любое слагаемое постановки - бытовой предмет, танец, музыка, свет, вычлененное из реплики слово, или даже кто-нибудь из персонажей, наделенный режиссером особенным значением. При этом не отменяется психологизм, слияние правды и поэзии дает возможность ввести зрителя в общую эмоциональную атмосферу спектакля. Где форма «дышит», согретая внутренним содержанием, а художественная выразительность, содержательно емкая, открывает возможности эстетического освоения материала…


страница    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15