партнеры
ПРЕССА

Наталия Каминская, Фобия любви. «Отцы и дети». Вологодский ТЮЗ
«Культура», № 50, 21-27 декабря 2006 года

«Отцы и дети»

    «Время действия здесь вроде бы не имеет значения. Простые белые скамейки образуют на пустой сцене выгородки и лабиринты, беспрестанно кружатся на поворотном круге, вовлекая в это кружение героев. Белый цвет и скрещенные перекладины спинок (художник Степан Зограбян) напоминают мир не только тургеневских, но и чеховских усадеб, да и чудом уцелевшие среди евростроительства нынешние старые дачи приходят на ум. А молодые люди, Аркадий - А. Камендов и Евгений - С. Вихрев, врываются на кирсановскую территорию, будто только что из ночного клуба: в рэперских штанах, майках и наушниках. Музыка из плеера грубо взрезает только что звучавшего здесь Шуберта… Кантилену Шуберта повторяют в манере двигаться и говорить братья Кирсановы, нездешнее деликатный и добрый Николай - А. Межов и жесткий, самолюбивый Павел - В. Бобров. Базаров же, не желающий их слушать, «закрывается» наушниками…


Надежда Крайнева, Веселая игра с глубоким смыслом «Вологодские новости», 13-19 декабря, 2006 года

«Чемоданное настроение»

    …А многие зрители поюнее наверняка позавидовали героям спектакля - Лене и его сестренке Соне, оставшимся без присмотра в зале ожидания то ли аэропорта, то ли железнодорожного, то ли речного вокзала… «Чему ж тут завидовать-то?» - резонно удивится читатель. А-а, вы ж не знаете, что ребяткам повстречалась удивительная тетенька Фекла, живущая в чемодане (отсюда и фамилия - Чемоданова). Вот тут-то все и началось!

    Веселый ералаш и сам, конечно, хорош. Но он таит в себе и глубокий смысл: «Если прищуриться и посмотреть на любого взрослого, то непременно увидишь, каким он был в детстве».


Виктор Соркин, Русский север, 22 марта, 2006 года

«Д’Артаньян»

    «…вот «инфан террибол» Д'Артаньян(Андрей Камендов) врывается на сцену в нелепой вязаной шапочке на макушке, с видавшим виды чемоданом в руках и, пересыпая речь испанскими словечками(дань гасконскому происхождению) сообщает, что у него коня… угнали. Заодно успевает за пару-тройку минут сценического времени найти верного слугу-друга Планше(Владимир Бобров), поссориться и подружиться с элитой мушкетеров, влюбиться в Констанцию(Алла Петрик), хранительницу тайны первой леди государства(Лариса Кочнева) и нажить смертельного врага в лице могущественной Миледи(Елена Авдеенко)… Не перевелись еще герои на белом свете!»


Из стенограммы обсуждения спектакля «День победы среди войны»
на VIII Международном театральном фестивале «Голоса истории»:

Марина Астафьева, театральный критик, заведующая литературной частью государственного «Театра наций»:

    …Начну с того, что здесь замечательные декорации, сценография прекрасного художника Степана Зограбяна. Замечательная сценография, которую он блистательно вписал в Пятницкую башню. У нас сразу родился образ военного блокадного Ленинграда, который завешен разными тряпками, маскировочным материалом, серым, страшным… Эта сценография замечательна и тем, что она многоуровневая. Мне это напомнило Данте -чистилище с раем и адом…
Я должна обязательно сказать о костюмах Резниченко, которые мне тоже осень понравились, потому что они очень органичны в этой сценографии, в этом режиссерском замысле…

    Теперь по сути спектакля. Мне показалось, что это, конечно, удача, потому что взяться вместе с Шостаковичем за создание на глазах у зрителей Седьмой симфонии – это подвиг…

    …Артисты и режиссер поставили и сыграли спектакль на действительно симфоническом уровне, когда каждый артист был слышен как музыкальный инструмент, как каждая партия слышна в симфонии Шостаковича. И вместе с тем они создали мощную симфонию победы над смертью, симфонию жизни, которая позволила этим людям преодолеть себя, ситуацию, выжить.


«Вологодские новости», 7-13 декабря, 2005 года. Валентина Полякова.
Эта маленькая жизнь.

«Божьи коровки возвращаются на землю»

    Главный вопрос спектакля: может ли любовь очистить и возвысить тех, кто привык жить в грязи, кто преспокойно переносит соседство своего жилища с запущенным кладбищем и, более того, кормится тем, что сбывает утащенные с могил металлические надгробия местному бизнесмену Аркаше, кто за порцию дури способен проломить голову безобидной старухе-соседке, кто привычно сшибает с ног пьяного отца, кто не менее привычно расплачивается за услуги собственным телом?.. Вопрос, что называется, открытый - каждый из зрителей отвечает на него по-своему.


Газета Вологодские новости 3-9 ноября 2004 г.
Валентина Полякова.

    Он появился из зала, субъект, похожий сразу на нескольких литературных героев. Шарфик – явно из гардероба «великого комбинатора», походка, осторожное оглядывание публики, вопрос «А невесты в вашем городе есть?» тоже выдавали пройдоху и плута.

    А на сцене ему пришлось стать Труффальдино из Бергамо и волею обстоятельств и по велению плутовской души быть слугой двух господ.

    «Честный плут» открыл 29 сезон в Театре для детей и молодежи. И весьма удачно: в осенней серости и слякоти нам такого праздника недоставало. О пластичности, музыкальности всей труппы завсегдатаям театра известно, конечно, давно, но нельзя ими не восторгаться вновь и вновь. То же и с декорациями. Свеху спускаются мини-гондолы, герб города – словом, сегодня мы играем «в Венецию»! Ну а завтра… Завтра это может быть Париж или Одесса – уж куда плута занесет.


Театр в координатах истории. «Театральная жизнь», № 1-2 2004 год. Анатолий Чепуров.

«В списках не значился»

    Оставаться человеком даже в ситуации абсурда и безысходности … Именно в таком ключе трактуется в спектакле Вологодского театра для детей и молодежи повесть Бориса Васильева в «Списках не значился». Режиссер Борис Гранатов увидел в знаменитом эпизоде, посвященном юному офицеру, защитнику Брестской крепости, своеобразный поэтический экзистенциональный миф, где человек, вынужденный противостоять целой армии, находит в себе нравственную опору для борьбы даже в безысходной и, казалось бы, бессмысленной ситуации. Эта внутренняя нравственно –философская коллизия обретает особую актуальность сегодня, когда… люди гибнут, так и не осознавая смысла происходящего, когда практически отсутствуют идеалы, во имя которых стоило бы отдавать жизнь.

    Спектакль Бориса Гранатова идет в двух вариантах – на стационарной сцене и в Вологодском кремле. Когда он играется на открытой площадке, вмонтированной в раму Пятницкой башни, вздыбленные сходни-балки являют собой одновременно и путь в преисподнюю,.. и некий пандус, ведущий героев в рай. Планшет же сцены застлан парусиной, колышущейся на надувных матрацах, что создает образ зыбкой земной хляби, где человеку по сути не на что опереться, где возможно только балансировать… Этот же образ сохраняется и на стационарной коробке-сцене. Ярусы башенных галерей, имитированные на сцене (сценограф С. Зограбян), преображаются в гигантский иконостас, несущий в себе идею целостности мироздания и формирующий пространство слагаемого на наших глазах мифа.

    В спектакле по повести Б. Васильева наряду с другими интересными работами хочется выделить исполнителя роли юного лейтенанта Плужникова Виктора Харжавина, азартно и искренне раскрывшего историю обретения героем первого трагического опыта войны, а также Елену Авдеенко, которая светло и лирично создала образ хромоногой девушки Мирры, ценой самопожертвования пытавшейся сохранить надежду на человечность.


Сергей Баранов "Воспоминание о детстве"
("Маленький принц" в Театре для детей и молодежи)
"Красный Север" 6 мая 2003 г. № 91 (25159)

    ...Маленького принца играет не одна актриса, а весь состав, занятый в спектакле. Принц наделен зримым физическим обликом (светлые волосы, голубые глаза, белая одежда). В то же время другие персонажи видят в нем что-то еще, от органов чувств ускользающее. Все их поведение в спектакле и есть реакция на это что-то - текучее и неуловимое, подобное отражению на водной поверхности. Может быть, это смутное воспоминание о безвозвратной утрате или полустертом временем чувстве вины - тревожное и болезненное, как укол совести. Каждый персонаж так или иначе причиняет Маленькому принцу боль. Люди, перестающие быть детьми, по-другому и не умеют. Чаще всего они или равнодушны, или самозабвенно эгоистичны, или умышленно жестоки по отношению к герою. Поэтому укус ядовитой змеи в финале - закономерный исход для Принца. Его исчезновение - такая же трагическая неизбежность, как расставание каждого человека со своим детством.


Сергей Баранов "Три сестры" Бориса Гранатова
"Красный Север" 27 марта 2003 г.

    Вопреки существующей ныне практике перекраивать и сокращать классический текст режиссер-постановщик не стал. Им руководило твердое убеждение, что пьеса эта не только одна из лучших в мировом репертуаре, но и едва ли не самая современная по содержанию, несмотря на столетний возраст. Звуковой образ спектакля начинает возникать еще до открытия занавеса: невнятные шумы, шорохи, треск, обрывки радиопереговоров. А в глубине - очертания большой армейской палатки. Около нее маячат силуэты солдат в касках, в мешковатой амуниции, с электрическими фонариками...
... Если же признать, что в истолковании Гранатова "Три сестры" - это пьеса о противостоянии человеку не быта, не конкретных социально-исторических условий, а мироустройства, то становится оправданным применение по отношению к спектаклю слова "трагедия". И если это так, тогда те самые солдаты выполняют в гранатовских "Трех сестрах" функцию античного хора, голоса судьбы, силы, которая ведает судьбами смертных. Кстати, когда сестры на исходе действия появляются в седых париках и черных одеяниях, они тоже как бы сливаются в единый образ, переходят на уровень существования в вечности, приобщаются к "хору".
    Конечно, герои Чехова мало похожи на исключительных по своим личностным качествам героев классических трагедий вроде Эдипа, Гамлета, Сида. Но в искусстве нового времени получил право на существование "обыкновенный человек в трагической ситуации". Именно эту возможность осмысления образов чеховских персонажей и использует Борис Гранатов в своем спектакле.


Б. Васильев "В списках не значился" из стенограммы обсуждения спектаклей "VII Международного театрального фестиваля "Голоса истории" Вологда, 2003 год.

Пивоваров О. И.

    ...В целом, еще раз можно сказать два больших мастера: замечательный художник Степан Зограбян, создавший, на мой взгляд, удивительную совершенно сценографию, мир дольный, мир горный, соединение низа и верха; большой художник -- режиссер Борис Гранатов, создали очень интересное, очень тонкое, очень сложное произведение о войне.
    ...И еще очень приятно, что достоверно, интересно, объемно работают актеры.

Жегин Н. И.

    ...Что такое этот спектакль по своей форме? Фреска. Фреска или оратория. Если взглянуть, целые толпы появляются на сцене, потом целый ряд фигур появляется на верхнем ярусе. Они то возникают, то исчезают, они аккомпанируют, они активно вторгаются в действие. Конечно, это большая форма драматургическая. И ясно совершенно, что режиссер ставит перед собой задачу рассказать не о судьбе человека, а о судьбе поколения. О судьбе, трагической судьбе поколения, трагическом изломе времени, потому что время активно присутствует на сцене, движение времени...


страница    2020-2021    2019    2018    2017    2016   2015   2014   2013   2012   2011   2010   2009   2008    2007    2003-2006    1998-2001    1991-1995