партнеры
ПРЕССА

WEB-портал «Культура в Вологодской области» информационных материалов (www.cultinfo.ru), от 25 декабря 2017 г.

Светлана Гришина «Ваш диагноз несовместим с жизнью»: на малой сцене Театра для детей и молодежи поставили «Обломова».

    «Классика для меня – это то, что всегда: и вчера, и сегодня, и завтра, – говорит о постановке режиссер, народный артист России Борис Гранатов. – Рассказ о давно минувшей эпохе, ее героях и проблемах воспринимается как размышление о сегодняшнем дне. Однако говорить о том, что это актуально, злободневно, не совсем верно, потому что театральное искусство – не сиюминутное, оно говорит о проблемах вечных, общих».
    Как признается Борис Гранатов, пьеса привлекла его своей театральностью, близостью к клоунаде, яркими характерами героев: «В пьесе интересно раскрывается проблема пассивного противостояния человека социуму. На моей памяти в 60-е годы музыканты, художники и поэты уходили работать кочегарами и сторожами – тоже от нежелания «соответствовать», вписываться в рамки, зависеть от социальных институтов. Сегодня эта проблема звучит по-новому».
    Тема «лишнего человека» в русской литературе XIX века знакома каждому со школьной скамьи. Но противопоставление делового Штольца лежащему на диване Обломову до сих пор продолжает вызывать полемику о том, что же всё-таки «лучше» и «правильнее» – деятельное развитие или созерцательное погружение в себя. В спектакле Гранатова столкновение этих жизненных позиций показано с особенной остротой. В характере каждого из героев заострена одна главная черта. Обломов (Эдуард Аблавацкий) не просто лежит на диване в пресловутом халате – всё пространство вокруг него превращается в «диван» с кучей подушек и подушечек, а его халат «без намека на Европу» столь обширен, что укрывает своего обладателя, как ему кажется, от всех тягот жизни. Молодой и честолюбивый доктор Аркадий (Сергей Закутин) при знакомстве с пациентом становится в тупик, не в силах определить, чем же он болен. Штольцу (Александр Лобанцев) бездеятельный образ жизни Обломова так же непонятен, как Обломову – вечная суета «деловых» людей. Нерадивого слугу Захара, грубияна и лодыря (засл. артист России Игорь Рудинский), он не гонит именно потому, что оба они – родственные души. Ольга Ильинская (Ольга Юганова), увлекшись было Обломовым, оплакивает его судьбу, увидев, что ничто не заставит его измениться.
    Но зачем ему меняться? Ради чего? Слыша упреки в лени, этот смешной человек в разных чулках вдруг начинает с жаром рассуждать о смысле и цели житейской суеты – и он очень убедителен в своем презрении к работе ради работы. Словно в ответ ему каждый из героев спектакля становится воплощением деятельности. «Гешефтмахер» Штольц на глазах у зрителя решает деловые вопросы, давая указания посыльным. Доктор приобретает обширную практику и вертится как белка в колесе. Однако эта бесконечная гонка не может вдохновить Обломова – зачем? На какой-то момент, движимый любовью, он встает с дивана и меняет халат на фрак, но его обещание любимой «обойти Екатерининскую канаву с двух сторон» звучит комически. Проговаривается и сама Ольга: она не готова «всю жизнь проворковать под кровлей», но ее требования к будущему избраннику довольно туманны: «Мне мало этого, мне нужно чего-то ещё, а чего – не знаю!».
    Однако и тихий уют в доме вдовы Пшеницыной (засл. артистка России Валентина Бурбо) создается непрестанным трудом хозяйки. У этой работы есть цель – обеспечить удобный быт всем обитателям дома. Обломов, кажется, достиг идеала – ведь это так похоже на его детские воспоминания. Но этот рай затягивает, как болото: убаюкивая и ублажая, в будущем он не сулит ничего, кроме однообразия и вялого покоя. Поэтому, наверное, весть о браке Ольги и Штольца так сильно поражает Обломова – для него это приговор более страшный, чем диагноз доктора.
    TOTUS – человек целый – так называется эта «болезнь». Слово «обломовщина» в спектакле не звучит – конфликт деятельности и бездеятельности выведен из социальной плоскости в плоскость психологии. Доктор, специалист по душевным болезням, утверждает, что человек не может влиться в общество, не «разделившись»: такая-то его часть нужна для работы, такая-то – для семьи, такая-то – для интересов политики и пр. Не в состоянии поделить себя на части, Обломов и гибнет. Но его смерть не разрешает всех тех вопросов, которые стояли перед героями спектакля на протяжении всего действия и которые остались вопросами для зрителя. Что делать? Стремиться всё к новым и новым достижениям, порой жертвуя не только покоем, но и здоровьем? Или залечь на воображаемый диван и, обложившись психологическими подушками, оправдывать свое бездействие отсутствием высокого смысла? Между этими двумя полюсами и качается маятник нашей жизни, а театр помогает нам услышать его стук.


WEB-портал «Культура в Вологодской области» информационных материалов (www.cultinfo.ru), от 27 октября 2017 г.

Светлана Гришина «Какая она, «Училка XXI века»? Театр для детей и молодежи представил новый спектакль для подростков».

    Пьеса Виктора Ольшанского «Училка XXI века» (другое название – «Железяка»), написанная чуть больше 30 лет назад, рисует перед нами картину будущего, в котором мы, по сути, уже живем. Конечно, XXI век еще весь впереди и, возможно, наши дети и внуки еще увидят обитаемые искусственные спутники и прочие достижения прогресса. Однако не хотелось бы, чтобы они жили в мире с искусственной травой, с лесами, превратившимися в парки развлечений, и с зоопарками, где доживают век звери, в дикой природе полностью уничтоженные. Где по улицам городов ходят полицейские патрули с автоматами наперевес, школы закрыты, а детей учат роботы…
    Школьная тема, несомненно, найдет живой отклик у публики всех возрастов: все дети учатся в школе, а взрослые – это либо их родители, либо учителя. Сюжет пьесы построен на споре: какой учитель нужнее – тот, который передаст некую сумму знаний, или тот, кто научит думать и сопереживать? Кто лучше справится с процессом обучения – бесстрастная машина или человек? Об этом спорят две учительницы – после закрытия школ одна из них смирилась с новым положением вещей и работает менеджером в компании, поставляющей обучающих роботов, а другая не смогла победить в себе «училку» и хочет учить и воспитывать детей, как раньше.
    Спектакль наполнен событиями, принимающими самый неожиданный оборот. Герои то и дело ломают установленные правила – и в итоге именно на этом пути находят себя. 14 -летний Марк Трайвер взрослеет на наших глазах, из хулиганистого подростка превращаясь в юношу, берущего на себя ответственность за любимую девушку. Мать Марка находит в себе силы отказаться от шлема виртуальной реальности, который полностью заменил ей настоящую жизнь. И только деспотичный Трайвер-старший, поборник идеи деления людей на первый и второй сорт, остается таким же, как был, – и проигрывает. Нэнси Аллен – «училка № 000/а041» – чувствует себя счастливой на своем месте, хотя ведет рискованную игру с обществом, где робота трудно отличить от живого человека – и по внешности, и по поведению. И трудно предсказать, как поведет себя сломавшийся робот, особенно если у него в руках гамма-излучатель или автомат…
    Режиссеру Борису Гранатову, поставившему спектакль, тема учительства особенно близка: по первому образованию Борис Александрович – педагог. «В 1969 году я закончил дефектологический факультет Киевского педагогического института, получив специальность сурдопедагога и дефектолога, – рассказывает режиссер. – Проходил практику, работая с глухими и умственно отсталыми детьми, после учебы работал в школе для глухих и слабослышащих в Киеве. Этот опыт очень пригодился, когда мы ставили спектакль «Сотворившая чудо»: мне не понадобилось приглашать консультанта, потому что я знал ситуацию изнутри и всё, что мог, сам объяснял артистам. Учительские навыки вообще хорошо помогают режиссеру: это умение удерживать внимание, организовывать слаженную работу многих людей. Кроме того, артист, если он правильно профессионально воспитан, учится всю жизнь – и режиссер должен уметь ему в этом помочь. А еще работа сурдопедагога оставила мне очень полезный навык общения жестами – иногда они действуют лучше, чем слова, когда нужно быстро восстановить тишину или привлечь к себе внимание».
    Проблемы школы и воспитания в современном обществе глубоко волнуют режиссера. «Воспитывая – обучай, обучая – воспитывай, здесь нельзя отделить одно от другого, – делится размышлениями Борис Гранатов. – Передать некую сумму сведений может тот же компьютер, но воспитать творческую личность, умеющую самостоятельно мыслить, под силу только профессионалу, любящему детей и свое дело. Сегодняшняя установка на то, что учитель должен давать знания, а воспитание – дело родителей, кажется мне неверной. Не отсюда ли нападения подростков на одноклассников и учителей в школах, страшные драки между детьми?.. Мы в свое время, конечно, тоже дрались, но чтобы подкараулить и впятером избить одного до полусмерти – такого и представить было нельзя. А ведь мое детство пришлось на послевоенное время – я поступил в школу в 1953 году… Конечно, я далек от мысли, что вот я поставлю спектакль – и в сфере образования сразу всё изменится. Но если хоть кого-то это заставит задуматься – уже хорошо».
    Думается, что публика, побывавшая на премьере «Училки XXI века», действительно задумалась над увиденным. Юный зритель – лучший «индикатор» успешности спектакля. 300 с лишним подростков невозможно заставить «сидеть тихо» и «вести себя прилично» на протяжении двух с половиной часов, если им скучно. А тут сидели, внимали, даже смартфонами не светили в темноте. Значит, всё-таки она существует – пресловутая магия театра. И команда спектакля знает свое дело и свою публику, обмануть которую невозможно.


WEB-портал «Культура в Вологодской области» информационных материалов (www.cultinfo.ru), от 18 июля 2017 г.

Светлана Гришина «Ностальгия по настоящему в новом спектакле Театра для детей и молодёжи «Старые песни о нас».

    «… в середине июля Театр для детей и молодежи пригласил «избранную» публику на генеральную репетицию нового спектакля. Сказать, что он необычный – ничего не сказать, ведь искушенный вологодский зритель привык к тому, что любая постановка на сцене ТЮЗа – повод для удивления. Сказать, что спектакль музыкальный, тоже мало: труппа Бориса Гранатова давно освоила территорию музыкальных жанров. И, тем не менее, это необычный музыкальный спектакль, необычность которого парадоксальным образом вырастает из давно известного – классического сюжетного хода и шлягеров советской эпохи.
    Итак, в основе сюжета – ситуация гоголевского «Ревизора»: ни в чем не повинных выпускников театрального вуза с дипломами актеров наперевес в местном Дворце культуры принимают за столичную комиссию, приехавшую с проверкой. В ДК моментально объявляется «всеобщая мобилизация», сплотившая весь коллектив перед лицом общей «опасности». Классическое quid pro quo (один вместо другого - лат.) влечет за собой целый ряд анекдотических ситуаций, однако жизнь ДК идет своей чередой: одинокие женщины собираются на вечер «Кому за…», вокально-инструментальный ансамбль «зажигает» на концертах, библиотекарь «спасает» то Булгакова, то Гоголя, лейтенант милиции ловит хулиганов, буфет работает. Но из множества этих незначительных и обыденных событий постепенно вырисовывается картина целой человеческой жизни с ее радостями и горестями, разочарованием и надеждой.
    В спектакле занята вся труппа театра, но главным действующим лицом является музыка – шедевры советской эстрады 50-х – 80-х годов. Песни звучат практически постоянно, и это неудивительно, ведь место действия – Дворец культуры. Но это ни в коем случае не «музыкальное оформление» спектакля – его многочисленные герои живут в этих песнях и этими песнями разговаривают. Каждая мелодия «включает» свое настроение, вызывает к жизни – пусть и на несколько минут – свою историю, выводя на первый план то одного, то другого персонажа. Эти мельком подсмотренные истории склеивают музыкальную мозаику в единое целое, и в результате получается рассказ – о чем?.. Размышлениями об этом делится режиссер-постановщик спектакля Ирина Зубжицкая:
    «Замысел этой истории действительно родился из музыкального материла. В театре традиционно проводятся вокальные вечера – и вот появилась мысль сделать такой вечер спектаклем. Основу для сценария подготовил новый актер театра Сергей Закутин, имеющий собственный режиссерский опыт; с самого начала над постановкой вместе со мной работали музыкальный руководитель Лариса Васильева, балетмейстер и режиссер по пластике Наталья Петрова-Рудая. Художник по костюмам Ольга Резниченко одела героев созвучно музыке и характерам. И замечательно талантливые артисты, конечно, внесли немалую толику – бóльшую часть того, что они предложили, мы подхватили.
    Ни сюжетный ход, ни звучащие в спектакле шлягеры я ни в коем случае не воспринимаю как банальные. Страх перед начальством – настолько глубоко укорененная особенность русского менталитета, что любая вариация этой истории будет актуальна и понятна. Что касается старых песен – в любой ретроспективе есть неотразимое обаяние, а эти мелодии несут заряд позитива и надежды – наверное, поэтому они последнее время невероятно популярны, несмотря на миллионы повторений и перепевок.
    Наш спектакль – это лекарство: от депрессии, от безнадежности, от тревоги. Наверное, не всем оно нужно – и это хорошо, но те, кто в этом нуждаются, его здесь найдут. Конечно, советская эстрада во многом отражала советскую идеологию, и относиться к этому можно по-разному. Но лично для меня эти песни воскрешают детство, когда мир вокруг был радостен и безопасен, а люди жили хоть и скромно, но с надеждой в душе. Так что, если не стараться во всем найти глубокие смыслы, то побывать на нашем спектакле – как хороший сон посмотреть».
    Эта история имеет явный вологодский колорит. Здесь, как и в действительности, ТЮЗ начинается с «новосибирского десанта»: основу труппы театра в свое время составили выпускники Новосибирского театрального училища. Узнаваемы и декорации, придуманные сценографом Виктором Пушкиным: классический фронтон и колоннада безошибочно вызывают у вологжан ассоциацию со зданием Театра для детей и молодежи, а заодно и со зданием Городского Дворца культуры. С вологодскими же «достопримечательностями» знакомит мнимую комиссию парторг ДК, и эта экскурсия, как и многие другие эпизоды спектакля, дает хороший повод для смеха.


WEB-портал «Культура в Вологодской области» информационных материалов (www.cultinfo.ru), от 20 марта 2017 г.

Светлана Гришина «Мир не прост, совсем не прост». Поразмышлять об этой непростоте приглашает новый спектакль Театра для детей и молодежи «Утиная охота»

    У этой пьесы Александра Вампилова богатая и сложная сценическая история. Опубликовать ее было трудно, однако интерес к ней не угасает на протяжении четырех десятилетий – об этом говорят постановки на сценах многих театров страны и несколько экранизаций. Русских классиков XIX века интересовала психология и судьба «лишнего человека» – незаурядной личности, не находящей себе применения. Здесь в центре внимания драматурга – личность столь же яркая, сколь и сомнительная в этическом плане. О чем же говорит нам такой герой?
    «Утиную охоту» называют самой сложной пьесой Вампилова. В постановке Бориса Гранатова это в какой-то степени провокационный спектакль. Его главному герою, Зилову, трудно сочувствовать и сопереживать, хотя он не лишен стихийного обаяния. В исполнении Виктора Харжавина Зилов импульсивен и резок, он живет играючи, ничего не воспринимая всерьез. Он без труда убеждает кого угодно в чем угодно: коллегу подбивает на подлог, начальнику сулит быстрый успех в отношениях со своей недавней любовницей, легко и вдохновенно врет женщинам. Презирая в душе своих друзей, он, тем не менее, остро нуждается в их обществе – только в противостоянии, в напряжении надрыва он чувствует себя живым. Они интуитивно «ловят» его на этой слабости и зло шутят над ним, посылая венок «безвременно сгоревшему на работе». Эта мрачная шутка заставляет его присмотреться к себе, и всё происходящее на сцене словно становится поиском ответа на вопрос: «А жив ли я?..»
    Кипучая и шумная «деятельность» – и попойки с приятелями, и мимоходом возникающие и гаснущие романы, и надоевшая работа – не затрагивает Зилова по-настоящему. Поддерживает его только одно – ожидание поездки на утиную охоту. Но все прекрасно знают, что стрелять он не умеет, что дичи на охоте ни разу не добыл. В этом стремлении отчетливо звучит чеховское «В Москву! В Москву!» – мечта, единственное, что придает смысл опостылевшей жизни, но мечта несбыточная. Не случайно в финале так и остается неясным, состоится ли эта поездка…
    Неослабевающая напряженность действия – заслуга всего актерского ансамбля. Чопорный начальник Кушак (заслуженный артист России Игорь Рудинский), трусливый подкаблучник Саяпин (Денис Долбышев), его взбалмошная жена Валерия (Яна Лихотина), простодушный Кузаков (Василий Лимонов), грубоватая и броская Вера (Надежда Старикова), наивная Ирина (Анна Терентьева) – все они создают ту среду, которая отчасти объясняет характер самого Зилова. Но особенно ярко он раскрывается во взаимодействии с двумя персонажами – женой Галиной (Екатерина Чаукина) и официантом Димой (Александр Лобанцев). Жена – похоже, единственная женщина, к которой Зилов когда-то испытывал настоящее чувство, но и оно ушло – об этом говорит яркая, эмоционально тяжелая сцена, когда они пытаются вспомнить свое первое свидание. Диме, исполненному достоинства официанту, предстоит полностью преобразиться в охотника – и этот контраст в его характере настораживает и даже пугает.
    Ритмичное чередование динамичных «массовых» мизансцен, когда перед зрителем предстают все действующие лица, с мизансценами, когда главный герой показан «крупным планом», усиливает впечатление бессмысленной житейской круговерти, из которой так трудно вырваться. Двум героиням – его жене Галине и любовнице Ирине– это удается, но мы видим, сколь острую боль они при этом испытывают. Зилову же это оказывается не под силу: «поминки» по самому себе из трагедии превращаются в мелодраму.
    Многоплановость спектакля подчеркивается особым решением сценического пространства, которое разделено на две части: внизу, непосредственно на сцене, герои «по полной» проживают свою жизнь, а поднимаясь наверх, к оркестру, словно смотрят на себя же со стороны. Фразы, интонации и жесты становятся условными, один и тот же диалог звучит дважды в разных тональностях. Живой оркестр, тоже вознесенный над обыденностью происходящего внизу, усиливает ощущение условности действия. В качестве аккомпанемента запутанным отношениям героев звучат позитивные популярные мелодии 70-х – резкий диссонанс романтических ожиданий и прозаической реальности.
    «Утиная охота» уже ставилась на сцене Вологодского театра для детей и молодежи в 1980-х годах режиссером Геннадием Николаевым. В постановке Бориса Гранатова Вампилов идет здесь в третий раз: в 1991-м им была поставлена пьеса «Прошлым летом в Чулимске», в 2011 – «Старший сын». Нынешний год – год юбилея драматурга, и в планах театра – показать новый спектакль на Международном театральном фестивале современной драматургии имени Вампилова в Иркутске.


страница    2020-2021    2019    2018    2017    2016   2015   2014   2013   2012   2011   2010   2009   2008    2007    2003-2006    1998-2001    1991-1995